ПОЕЗДКА В ИЗРАИЛЬ. ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ч. 1. ВЗЛЕТ И ПОСАДКА

Поделитесь статьёй или подпишитесь на обновления:

1. БОРИСПОЛЬМы входим в аэропорт «Борисполь». Гигантское сооружение из бетона и стекла встречает нас людьми в форме сотрудников аэропорта, множеством туристов всех видов и мастей, везущих и несущих свои бесконечные сумки, рюкзаки, чемоданы. Множество детей, прыгающих, бегающих и сидящих у родителей на руках. Пожилые иностранцы, то ли приезжающие проведать своих детей и внуков, то ли ищущие себе молодых жен в стране славящейся женской красотой. Деловитые паковщики сумок, профессиональными, отработанными движениями пакуют чемоданы. Вежливые, но холодные контролеры не так тщательно, как представлялось, осматривают вещи. Пограничники внимательно сверяют наши лица с паспортной фотографией и едва улыбаются, когда наш сын, не понимая до конца, что происходит им громко и уверенно говорит: «Меня зовут Богодар». Мы, первый раз, находясь во всех этих очередях, чувствуем себя несколько неуверенно. Какая-то девушка, стоящая за нами, с лицом явно проработанным пластическими операциями, неестественно большими губами шепчет нам и жестом человека, сотни раз проходившем подобные процедуры, показывает, что мы движемся в правильном направлении. И мы таки движемся…

   Проверка всех документов окончена. До вылета не так много времени. Чем ближе к нашему терминалу, тем больше мужчин с пейсами, в шляпах, с характерной внешностью, которая решительно выдает принадлежность и к национальности и к религии и подсказывает в каком направлении летят люди в белых рубашках, в черных широкополых шляпах, со светлыми, длинными кистями свисающими вдоль черных брюк. Проходим мимо множества бьютиков с ценами указанными в евро и рассчитанными явно на иностранцев. Идем дальше, проходя мимо элегантных, изысканных дам, меряющих критично дорогие солнцезащитные очки и стареющих мужчин – иностранцев, покупающих не по возрасту модную брендовую одежду. Времени до вылета остается немного. Спускаемся по трапу. Заходим в самолет. Поражает громадное количество пассажиров, большинство из которых, еще до начала вылета, уже дремает. По украински красивая стюардесса объясняет, как пользоваться кислородными масками и жилетами в случае опасности. Все слушают внимательно и воображение мгновенно представлят, как падает самолет в океан, как одеваются жилеты и все спасаются, может быть даже на необитаемом острове. А дальше долгий сериал о выживаемости на том самом острове, таких разных, конфликтующих и одновременно поддерживающих друг друга людей, сериал, наполненный головокружительными приключениями и напряженным сюжетом. Останавливает далеко забегающее воображение вид стюардессы никак не предполагающий даже тени неуверенности и волнения. Она улыбается громадному количеству пассажиров и накрывает всех ощущением покоя и надежности.

   20150903103608[1]Мы взлетаем, почти невесомость, жуткая тошнота. Страх, что так будет все три часа полета. Глубоко дышим с женой, взявшись за руки. Да, это выглядит несколько странным, на фоне бывалых пассажиров, наших таких родных украинцев, теток достающих, прямо во время взлета, лотки с варенными яйцами и хлеб с помидорами. И как — то сразу на душе становится спокойней. Вспоминается поездка неспешным поездом Киев – Жмеринка с теми же главными действующими персонажами с продуктовыми лотками. А еще вспоминаю, как годы годы назад проходил медкомиссию в военкомате, перед тем, как определиться с войсками. Меня пару раз крутанули на какой-то центрифуге и, увидев мое позеленевшее лицо, врач сухо и даже с некоторым презрением процедил только одно слово: «Пехота».

   Ощущение сдавленности, укачивания и ужаса, что так будет все время полета, быстро проходит. Мы над облаками, под нами такие причудливые пейзажи, словно находишься на борту орбитальной станции. Больше все поражает, что чуть ли не синхронно, все мужчины с характерным внешним видом иудеев, достают свои религиозные книги, читают, шатаются прямо на своих местах, и мы понимаем, именно сейчас происходит активная молитва, люди взывают к Богу. Как-то удивительно нам, христианам, такая религиозная смелость, решительность и свобода от мнений окружающих. Я верю и я молюсь так, как мне диктует моя вера, а не взгляды окружающих. Так поступают мусульмане, иудеи. Христиане же склонны больше скрывать свои взгляды и заботятся о внешней респектабельности. Склонив голову, слушаем молитву о благословении на весь полет, нашего 4х летнего сына, который безболезненно переносит все сложности взлета и который может слишком громко молиться, вызывая умиление сидящих по соседству. Впереди три часа полета. Мы на высоте 11.000 метров.

Всего лишь 3 часа 20 минут и мы приземляемся в Израиле. Пальмы и все причудливые надписи на иврите подсказывают, что мы в совершенно другой стране. «Бен-Гурион». В аэропорту парень делает девушке предложение, громадное количество друзей осыпают цветами влюбленных и начинают водить хороводы, громко петь еврейские гимны. Девушка рыдает, зрители, пассажиры с чемоданами, на несколько минут останавливаются, чтобы насладиться столь романтическим зрелищем. Вот теперь уже окончательно понятно, мы в Израиле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *