ПОЕЗДКА В ИЗРАИЛЬ. ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ч.6. НАРОДЫ И ТЕМПЕРАМЕНТЫ

Поделитесь статьёй или подпишитесь на обновления:

ДАТИШН СЕМЬЯИзраиль страна уникальная по своему населению. Конечно это не США с их потрясающей мультикультурностью и все же в этой стране можно встретить кого угодно в плане образов, типажей, национальностей. Я сижу на лавочке и не могу оторваться от колорита людей проходящих мимо.

   Вот идет молодой еврей, абсолютно ботанической внешности и идет за руку, конечно же, со своей мамой. Это тот еврей, которому суждено всю жизнь прожить с мамой, но он, наверное, к этому привык и уже не рассматривает другие варианты.

   Вот идут двое арабов, гламурных, модных, с набриолиненными волосами, с кричаще современными прическами, одетых с иголочки, словно через несколько минут начнется фото сессия, где они предстанут в образе соблазнительных мачо.

   3. СОЛДАТЫ НА УЛИЦАХ ИЗРАИЛЯДорогу переходят двое громадных израильских парней с автоматами наперевес. Они хохочут, едят какие-то вкусняшки, на голове у них кипы и сложно поверить, что эти ребята могут рисковать собственной жизнью, защищая свою страну. Их телосложение скорее напоминает воина Давида, чем классический типичный образ маленького тщедушного, согбенного еврея.

   Из множества маленьких магазинов, ютящихся вдоль дороги, кричат продавцы или спят старые арабские дядьки с большими животами, и не понятно они выполняют функцию сторожа или смотрителя.

   А вот сидит дама лет 60ти, вся изящная, невероятно стильная, она курит длинную сигарету, попивает из трубочки морковно – апельсиновый сок и без удивления, с равнодушием взирает на бегущих мимо людей. Она уже никуда не спешит. Она умеет наслаждаться каждым мгновение жизни. Ее глаза устремлены в прошлое, в годы ее яркой молодости.

   1. ДАТИШНЫЕЧуть правее идет семья набожных евреев, которых здесь называют датишными. Глава семейства одет в нечто среднее между пальто и пиджаком. Белая рубашка, черная шляпа с широкими полями, как правило, очки, рядом молодая жена, скрывающая волосы за париком или платком, потому что волосы должен видеть только муж, обязательно в черной юбке и белых кроссовках. Она везет коляску, часто с двойняшками. И это все Израиль.

   Первое что удивляет (только не смейтесь, я себя часто ловлю на этой мысли бродя по улицам Хайфы), количество евреев на квадратный километр. Женщины, мужчины, молодежь, которой, кстати, довольно мало на улицах (служат в армии), старики и молодые мамы гулящие с детками в многочисленных парках. И это все, почти все, евреи живущие в Израиле. Население этой ближневосточной страны восемь миллионов триста тысяч. Из них 75% населения страны – евреи, 20,7% арабы, остальной процент другие национальности. Евреи, как национальность, естественно имеют схожие черты и все же, со временем начинаешь различать типажи и среди этой национальности.

 А вообще, глядя на этих удивительных людей, еще глубже понимаешь насколько каждый человек уникален и неповторим. На пляже встречаем добродушного лысого еврея с большой золотой цепочкой родом из Конотопа, приехавшего со всеми своим семейством из Германии к родственникам понежиться на Средиземном море. А утром, совершая свою ежедневную молитвенную прогулку, разговорился с евреем из Харькова, приехавшим в землю обетованную несколько лет назад. Невысокого роста, густая, но короткая борода с проседью, рюкзак на плечах, толстые очки через которые на меня смотрели большие, умные и чувственные глаза. Новый знакомый так сокрушался о цели моего приезда, словно он недавно похоронил свою маму. С большим тактом, очень интересно, корректно и по мудрому он рассказывал о своей жизни в Израиле, о противоречиях страны и о своей любви к государству в котором он стал, относительно недавно, гражданином. Даже его интонация говорила о том, что он ни о чем не жалеет, в целом доволен, но все время повторял, что в жизни нет ничего однозначного и что Израиль нужно воспринимать с его достоинствами и недостатками, с чем сложно и, собственно, не нужно спорить. Мой новый знакомый воспитывался в семье украинских евреев, которые соблюдали все иудейские праздники, но при этом проявляли полное равнодушие к источнику и причине этих праздников к Богу. Говорил о своем потрясении, когда первый раз подъезжал к Иерусалиму и как он открыл для себя веру в Бога. И если бы не лимит времени, меня уже ждали к завтраку, я бы еще пару часиков общался с этим весьма приятным, интеллигентным человеком, цитирующим Декарта и античных философов, израильскую народную мудрость и просто делясь своими тонкими и точными наблюдениями о местной жизни.

   2. ЭФИОПСКИЕ ЕВРЕИВ Израиле очень много эфиопов. Считается, что это потомки самого Моисея, у которого была жена эфиоплянка. Как правило, маленькие, крикливые, хрупкие, но очень энергичные и выносливые. Каждое утро, прогуливаясь наблюдаю, как эфиоп сидит в парке на лавочке и так кричит в трубку мобильного телефона, что кажется вот-вот сейчас дойдет до такого накала, что бросит свою аппарат, с которой не расстается, и начнет прямо на нем прыгать, выпуская свой гнев в ритуальном танце африканского воина.

   Темперамент, точнее темпераментное общение – это еще одна характерная особенность страны. Во-первых, во время общения люди часто кричат, а если не кричат, то это еще не сориентировавшиеся репатрианты из стран бывшего Советского Союза. Во-вторых, это бурная жестикуляция. Соединяем первую особенность со второй и для европейца ощущение острой, безкопромиснной, нарастающей, безнадежной, в своем агрессивном всплеске, ситуации. Весь сжимаешься, когда проходишь мимо в таком стиле разговаривающих израильтян или арабов. Впрочем, не только израильтян или арабов. Помню, как мой папа, на пляже в Натании, устроил перепалку с одним служащим пляжа, следящим за чистотой и порядком. Резкие интонации, на повышенных тонах, заставили меня в доли секунд разрабатывать стратегию защиты. Я лишь сомневался мне в первую очередь успокаивать папу или защищаться от нападения темнокожего гражданина. Все кончилось тем, что этот гражданин как-то подозрительно и безнадежно махнул рукой, что-то еще крикнул, наверное, оскорбительное, вдогонку и решительно последовал с места не осуществленного преступления. Каково же было изумление, когда мне объяснили, что эфиоп пожелал папе доброго настроения и хорошо покупаться на пляже и в ответ пожелал всего доброго и успехов в работе. И это довольно типичная зарисовка, когда содержание разговора, с европейской точки зрения, полностью не соответствует форме выражения этого содержания.

   На рынке дочь спрашивает: «Кама оле?», что в переводе с иврита – «сколько стоит?» Получает до боли родной ответ: «Тры рубля», причем акцент ставится на букве «ы». Русскоязычных невероятно много. Даже если вы ни слова не знаете в Израиле, конечно с работой, качественной и высокооплачиваемой будут проблемы, но в целом вы не пропадете в этой стране.

   Не меньше я был удивлен тому насколько мир тесен. Когда в Хайфе зашел в русскоязычный книжный магазин ко мне подошла девушка, поздоровавшись назвала меня по имени и сказала, что смотрит мои проповеди по видео. Оказалось, что это знакомая моей дочери. В небольшой церквушке, которую мы посетили в пятничный вечер, подошел один парень и узнавши, что мы из города Сумы, чуть ли не росился нас обнимать. Так е оказался сумчанином. Еще больше мы удивились, когда разговорились с нашим гидом в поездке по Иерусалиму, впечатлениями от которой я еще обязательно поделюсь, и узнали, что его жена работала администратором в гостинице «Сумы». Мир воистину тесен, с чем наш экскурсовод, согласился полностью и окончательно.

   И весь этот фейерверк темпераментов, характеров, типичных и совсем не типичных образов, сливается в единую симфонию многонациональности. Эта симфония не позволяет скучать на улицах, как это происходит в более национально однородных странах, скажем таких, как Украина. Впрочем, еврейский типаж, вы можете встретить везде, но сильно адаптированный к местным особенностям. Израиль – это серпантин, калейдоскоп, яркие и пестрые пазлы, которые складываются в единую, яркую картинку под названием Израиль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *