ПОЕЗДКА В ИЗРАИЛЬ. ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ч.7. РЫНОК

Поделитесь статьёй или подпишитесь на обновления:

ПРОДАВЕЦЕдешь в Израиль и представляешь (увы, не всегда только духовные мысли посещают), как вдоль дороги валяются апельсины, бананы, финики и прочие вкусности. И ты прямо с земли поднимаешь и ешь, ешь, и не наедаешься, снова ешь. Финики, конечно же, превратились в сухофрукты, апельсины свежие, можно рвать прямо с деревьев, а гранаты иногда падают тебе на голову, разумеется, речь идет не о боевых гранатах. Да, чуть не забыл, еще орехи валяются на улицах и ты набираешь их жменями: фисташки, кешью, грецкие… Израиль довольно быстро остудит ваше вспышки и приступы гастрономического воображения. И вот приезжаешь в страну обетованную, а все оказывается совсем не так. Сказочные образы разбиваются о реальность, как волны о берег пляжа, на котором мы загорали.

   Цены на все, даже на то, что думалось, валяется у дороги, невероятно высоки. А сейчас вы будите сильно удивлены, но все перечисленные фрукты в Израиле стоят гораздо дороже чем в Украине. Некоторые продукты стоят ровно в десять раз дороже (не поленился, посчитал). И все это при том, что, например, за городом, в котором мы живем, растут целые плантации черешен, гранат и прочих южных растений, дающих столь ценные плоды, названия которых мы даже не слышали, в своих европейских краях. Как мне объяснили, все определяется высоким уровнем зарплат и, в целом, дороговизной жизни в стране. Себестоимость низкая, а зарплаты высокие иначе не проживешь. Естественно, зарплата включена в стоимость продуктов.

   АЛОЭВторое разочарование – нет никаких валяющихся фруктов и овощей. Пару раз видели растущие апельсины, правда, очень зеленые, вдоль дороги, заполненной машинами, да один раз гранаты все у той же насыщенной машинами, дороги. ГРАНАТЫКто же их будет есть? Видели так же несколько деревьев с падающими финиками, но вид у них был какой-то устрашающе отталкивающий. Растительность здесь, конечно, удивительная. Поражает, когда видишь типично домашние фикусы, алоэ и другие любимые нашими хозяюшками исключительно домашние растении, во-первых, растущими на улице, во-вторых, каких-то нереально громадных размеров. Например, алоэ с двухэтажный дом. Но, похоже, израильтяне не заботятся, в отличии от украинцев, чтобы рядом с домом росли съедобные растения. Может быть это связано с достаточно высоким уровнем жизни и сытостью?

   продавец-2Колорит ближневосточного рынка тут бесспорно есть. Как же иначе, если преимущественно арабы продавцы? Они умеют критично громко разговаривать и как-то молниеносно переходить на крик. Добавьте к этому крику широкую амплитуду жестикуляций. Эти темпераментные смуглые продавцы, словно средневековые рыцари бросаются отчаянно в самую важную битву их жизни, битву с клиентом. Битву, в которой нужно сделать все, чтобы клиент был побежден, а прибыль осела в кармане воина рынка. Подходишь к прилавку и задаешь вопрос вызывающий такой же резонанс у продавца, как у любителя классической музыки 40я симфония Моцарта или у фаната джаза удовольствие от великого трубача Майлса Дэвиса. Пожалуй, еще более точно сравнение, как у солдата сигнал готовности к битве. Через тело стоящего за прилавком проходит волна энергии. Лицо несколько напряжено, как у тигра перед решающим прыжком на жертву. Вот он пик творческого порыва. Начинается торговля, торг, битва. А ведь я бы, наверное, и не покупал, если бы этот продавец меня не окликнул. Что ж, принимаю его вызов и соглашаюсь на дуэль. Запал, азарт продавца передается и мне. Сразу делаю упреждающий шаг и решительно предлагаю купить товар процентов на 30% дешевле от предложенной цены. Лицо смуглого, с легкой небритостью продавца, театрально выражает не просто обиду. Нет, это больше чем обида. Это глубокая рана, нанесенная всему его роду, всем его предкам, которые из покон веков занимались великим искусством торговли. Если же покупатель уходит, а мы решили применить этот почти безотказный трюк, ему вслед звучат цифры, свидетельствующие о доброте продавца. Цена падает, падает и падает с каждым нашим шагом от прилавка. И тут покупатель приостанавливается, возвращается. Наконец цена звучит привлекательно. Продавец понимает, нужно уступать иначе рыба сорвется. Резким движением руки, от себя вдаль, он дает знать, что его доброта безгранична и милость достигла небес. Он принимает ваши условия. Продано! О мгновение ты прекрасно! Араб, на ломанном русском языке прихваливая свой товар, приглашает отныне всегда приходить только к нему. Уходишь с чувством удовлетворения. С таким же удовлетворением продавец думает, что победил именно он. Он тебя призвал, он тебе продал и, в конце концов, этот «священный» акт состоялся. Продавец получил, пусть меньше планируемой, но прибыль, а покупатель отдал свои деньги. Продавец, тут родившийся, впитавший с молоком матери, этот дух, атмосферу рынка, понимающий и чувствующий малейшие, неуловимые для простого смертного оттенки психологии покупателя. Он не может проиграть. Он всегда победитель.

   Мясной павильон – это уже совсем другой мир. Молоденький паренек, у которого мы покупаем кусок мяса на борщ, посмотрел внимательно на нас потом на прилавок, показал властным международным жестом – ждать здесь. Через минуту он вышел из какой-то подсобки везя несколько ящиков с курями. Дескать, смотрите сколько у меня есть и все мои, все свежие. Затем мастерски схватил одну мерзлую курицу, виртуозно отрубил ей обе ноги. Его победоносный вид показывал, что сейчас не важны куры, не важны деньги. Важно мастерство, вот, что ценится превыше всего. Продавец всем своим видом показывал, что он еще ни на такое готов ради нас, единственных его самых дорогих покупателей.ЕВРЕЙ ЗА КАССОЙ-1

   Деньги нужно было заплатить не продавцу, но кассиру. И тут нас ждал еще один сюрприз. На кассе старик с внешностью раввина и мудрыми с хитрецой глазами видевших многих и многих покупателей мяса. ЕВРЕЙ ЗА КАССОЙ-2Даже на фотографии видно, что этот еврейский мудрец видит не просто покупателей, но их души, их сущность.

   И всю эту яркую, колоритную, разнообразную галерею рыночных образов завершает продавщица мясного отдела. Мне хочется крепко зажмурить глаза и снова их открыть. Я вообще в Израиле или в родном мясном павильоне своего города? Я давно замечал, что наши женщины из мясных прилавков как-то уж очень похожи друг на друга. По крайней мере, они приходят на работу с толстым слоем косметики, с золотыми сережками, цепочками, кольцами актуальными и модными лет 30 назад, напудренные и нарядно одетые. ЖЕНЩИНА МЯСН ПАВИЛЬЙОНМожет быть, работа для них праздник, как для театрала посещение спектакля, но такой вид не очень вяжется с мясным павильоном, да и израильтяне так не выглядят на рынке. Хотя, что интересно, арабские женщины подчеркнуто следят за своим лицом. Правда у них все остальные части тела закрыты, поэтому тут хоть какая-то логика просматривается в отличии от наших продавщиц мяса. С другой стороны, чему удивляться? Может быть, она репатриантка с Украины и привезла сюда свою субкультуру? Впрочем, это страна, в которую многие привезли свою субкультуру и это определяет облик Израиля. Рынок, подумалось мне, это как срез нашего мира. Здесь покупают и продают, ловят жертву и отпускают, показывают свое мастерство и смотрят в душу человеку. Все, как в жизни. Собственно рынок и есть жизнь, особенно восточный, особенно в Израиле.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *