ПОСЛАНИЕ К ЕВРЕЯМ 6 гл.17 — 20 ст. 7 гл. 1,2 ст. О САМОЙ ВЕЛИКОЙ НАДЕЖДЕ. МЕЛХИСЕДЕК, КАК ПРООБРАЗ ХРИСТА

Поделитесь статьёй или подпишитесь на обновления:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA«Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву» (Евр.6:17). Господь, давая обещания и желая подчеркнуть неизменность или серьезность намерений своей воли, прибегает к клятве, причем клянется самым высшим, чем вообще можно было бы поклясться, клянется Сам Собой: «и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих» (Быт.22:16,17). Так и хочется добавить, какие вам еще нужны доказательства?

 «дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду» (Евр.6:18). У Бога есть две вещи, на которые человек может без всяких сомнений положиться и на такой надежде строить свою жизнь: во-первых, Божье слово, а во-вторых, Божье обещание о благословлении всех потомков Авраама. И когда человек попадает в трудные обстоятельства ему нужно на что-то опереться, опора должна быть твердой, надежной. И вот эта опора является утешением. Слово «прибежище» переводится, как «искать убежища». Когда мы нуждаемся в убежище, в месте, где можно скрыться от жизненных проблем, место, где я могу найти надежду и опору, и эта опора – Божьи обещания.

 «которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу» (Евр.6:19). В древнем мире якорь был символом надежды. Эпиктет говорил: «Судно никогда не должно довольствоваться одним якорем, в жизни должна быть не только одна надежда». О том же Пифагор: «Богатство — плохой якорь; слава — еще ненадежней. Какой же якорь прочен? Мудрость, великодушие, смелость — вот якоря, которые могут устоять в любой шторм». (http://www.bible.by/barclay-new-testament/read-com/65/06/). Мы живем надеждой на Божье слово, которое для христиан есть, как якорь. Якорь держит корабль в любую погоду, даже самую ненастную. Если якорь корабля держится в земле, то якорь надежды держится за святая святых. Именно о святая святых, центре храма Ветхого Завета, тайной комнате, куда можно было только раз в году входить первосвященнику, идет речь. И ковчег находился за завесой. Вот теперь, всякий искренно верующий, входит за завесу, благодаря обещанию Божьему и на основании Божьего обещания.

 «куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека» (Евр.6:20). Именно туда, в святая святых, вошел Христос первым, и открыл нам доступ, как – раз потому, что сделался первосвященником, только первосвященником не земного храма, но небесного, по чину Мелхиседека. Раз наш первосвященник вошел в святая святых небесного храма, то и мы, вслед за Христом, можем входить туда, для помощи, для молитвы, для общения с Богом и уже не раз в году, но каждое мгновение.

«Ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей» (Евр.7:1). Мелхиседек был одновременно и царем Салима и священником. Кроме Авраама, оказывается, на земле было еще достаточно верующих в единого Бога людей. Например, Иофор, тесть в земле Мадиамской, был священником Бога. Мало, что известно о Мелхиседеке, но и то что известно достаточно, чтобы сравнить Мелхиседека со Христом. Именно Мелхиседек встретил Авраама, когда тот возвращался с победой, и благословил патриарха еврейского народа.

 «которому и десятину отделил Авраам от всего, — во-первых, по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть царь мира» (Евр.7:2). Авраам, интуитивно почувствовал, понял, что нужно Мелхиседека благословить и благословить в том числе десятиной. Он дал 10% прибыли Мелхиседеку, так выражая свое почтение, причем десятину от всего, а не только от финансов. Само слово «Мелхиседек» переводится, как «Царь правды», Мелхиседек, еще раз повторяется мысль, был царем Салима. А «Салим» переводится, как мир. Интересно, что Салим — это и есть Иерусалим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *