В Казахстане грядут большие репрессии по отношению к верующим

Поделитесь статьёй или подпишитесь на обновления:

Пастор Бахтжан Кашкумбаев. Фото с kusakin.com

Обвинение в «психологическом воздействии» на прихожан церкви и использование «галлюциногенного напитка» во время Причастия, а также нанесение «тяжкого вреда здоровью прихожан» было выдвинуто против пастора церкви «Благодать» в городе Астана Казахстан Бахтжана Кашкумбаева.

Пастор Кашкумбаев арестован и на данный момент находится в заключении, несмотря на то, что его «жертва» Ляззат Альменова написала заявление в полицию, в котором отрицает причинение вреда.

Галлюциногенным напитком оказался красный чай из местной торговой сети, который использовался для безалкогольного Причастия, а «психологическим воздействием» следствие считает молитвы и песнопения.

Все это происходит на фоне изменений в законодательстве Казахстана в 2011 году по отношению к религиозным организациям, когда президент страны Нурсултан Назарбаев подписал закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» (религиозный закон) и сопутствующий закон “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений” (административный закон), расширяющий перечень санкций за нарушение Религиозного закона.

Некоторые положения религиозного закона вызывают серьезную озабоченность, так как очевидно ущемляют право на вероисповедание определенных людей; не соответствуют Конституции Казахстана, которая гарантирует свободу вероисповедания; не совместимы с правилами ООН и ОБСЕ, которые Казахстан обязался выполнять; противоречат принципам свободы вероисповедания, перечисленным в Преамбуле к Закону о религии.

Государственные органы очень агрессивно начали внедрять новый религиозный закон с тех пор, как его подписал президент. Председатель Совета по делам религий Казахстана Кайрат Лама Шариф назвал снижение числа зарегистрированных религиозных общин «положительной динамикой», после того как 579 небольших религиозных групп (каждая из которых состоит из менее ем 50 человек) были лишены регистрации и права на существование. И как не прошедшим перерегистрацию, государственные чиновники приказали остановить всякую деятельность под страхом административного и уголовного преследования.

В «неугодные религии» попали баптисты, пресвитериане, адвентисты, методисты, пятидесятники, независимые исламские мечети, мусульмане Ахмади, саентологи, свидетели Иеговы, Харе Кришна и Церковь объединения.  Даже католики в связи с этим выражают озабоченность. Они уже столкнулись с проблемами, когда приглали зарубежных священников и монахинь. Еврейская диаспора так же опасается того, что зарубежные раввины не смогут въехать в Казахстан из-за новых правил получения виз, которые похоже являются попыткой государства изолировать религиозные группы страны от верующих за пределами страны.

Однако давайте вернемся к находящемуся под стражей пастору Кашкумбаеву. Кому и зачем понадобилось сдувать пыль с дипломных работ выпускников школы КГБ середины 70-х годов и копировать оттуда обвинения в «психологическом воздействии»? Почему репрессии, в свете нового закона, начались именно с пастора Бахтжана? Ведь в Казахстане существует большое количество протестантских деноминаций, которые живут относительно спокойно и некоторые даже прошли перерегистрацию.

Для ответов на эти вопросы я обратился к членам церкви «Благодать» и ближайшим друзьям пастора, а так же постарался проанализировать официальные документы. Сразу скажу, что ни одно из официальных лиц, вовлеченных в это дело, не согласилось давать какие-либо комментарии.

«Мы все понимаем, откуда дует ветер, — говорит один из членов церкви. — У нас 80% казахов в церкви, многие обратились из ислама. Сам пастор казах и тоже обращенный. А ведь как в Казахстане считается – если ты казах, то значит мусульманин. А если ты казах и христианин, значит что-то не так».

Многие уверены, что это месть пастору за открытую проповедь Евангелия со стороны не в меру ретивых представителей силовых структур, исповедующих ислам. «Такое впечатление, что они хотят его убить, — говорит одна из прихожанок церкви. — Бахтжан перенес инфаркт в 2010 году. Был доставлен в больницу в тяжелом состоянии, но выжил, несмотря на тяжелые последствия. Теперь ему в камеру не дают даже передать теплую одежду, не говоря уже о медикаментах и том стрессе, который он переживает».

Ситуация с церковью «Благодать» не единственный пример начала репрессий. Власти Казахстана проводят широкомасштабные рейды на частные дома и места для поклонения Богу. Во время Пасхального Воскресенья, на частную квартиру, где собрались отметить праздник девять прихожан небольшой церкви «Новая Жизнь», был совершен рейд. В «спецоперации» принимали участие пять полицейских. Члены церкви были доставлены в полицейский участок, где их допрашивали шесть часов. В результате они были оштрафованы. Подобные случаи, похоже, являются частью государственной политики. Начиная с января 2013 года, по крайней мере, на девять независимых друг от друга собраний верующих, были совершены рейды полиции.

Предъявление пастору абсурдных обвинений и заключение его в тюрьму это не случайный эпизод, уверены многие в христианских общинах Казахстана. Это акт запугивания  и превентивная мера, в первую очередь, направленная на казахов и «пробный шар» перед началом крупномасштабных репрессий по отношению к неугодным религиозным группам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *