ВТОРОЕ ПОСЛАНИЕ ТИМОФЕЮ. 4 гл. 6 — 13 ст.

Поделитесь статьёй или подпишитесь на обновления:

ВЕНЕЦ ПОБЕДИТЕЛЯ«Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало» (2Тим.4:6). Апостол чувствовал, знал, потому что его предупреждали пророки, понимал, что близок переход от земной жизни в вечность. Павел понимает, что это жертва, добровольная жертва Христу. Когда христианин отдает всю жизнь целиком Христу это и есть жертва. А что сказать христианам живущим обыденной жизнью, точнее в обычной жизни? Все, что делается ради Христа и когда мы теряем в связи с этим служением какие-то материальные, физические блага, все, что мы отдаем Христу, хотя могли бы использовать для себя, время, силы, деньги…. Все это является жертвой. А высшая форма жертвы описана в послании к Римлянам: «Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего» (Рим.12:1).

 «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил» (2Тим.4:7). Жизнь Апостола – подвиг. Понятие подвиг находится рядом с жертвой. Где человек себя приносит в жертву там и подвиг. Слово «подвиг» переводится, как — борьба, сражение, борение; в другой греч. литературе — о состязании борцов. «Добрым» — прекрасным, добродетельным. «Подвизался» — прилагать усилия, подвизаться, сражаться, биться. В прекрасном сражении я прилагал все усилия – вот как можно перевести фразу «подвигом добрым я подвизался».  «Течение» — 1 . бег (состязание); 2 . поприще, течение или курс (жизни). Слово имеет одновременно несколько значений и все они актуальны для краткого описания жизни – подвига великого подвижника веры. С одной стороны участие в состязании, как забеге легкоатлетов, с другой же, этот забег длинною в жизнь. Словом «совершил» апостол хочет подчеркнуть, что его жизнь, как марафонская дистанция, подходит к концу, забег завершается. В этом жизненном забеге важно сохранить верность, именно так переводится вера, а еще, как доверие Богу. Таким образом Апостол сохранил и верность и доверие Господу.

 «а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2Тим.4:8). После такого победоносного шествия по жизни (все же, Ап. Павел явный чемпион), естественно ожидание получения венца. Интересно, что Апостол не хвастается с одной стороны и не скромничает излишне с другой. Он просто искренне говорит о своем понимании, ощущении и ожидании. Всякий посвятивший свою жизнь Христу и принесший Ему много плода может надеяться на венец победителя. Венец этот будет получен из рук самого Христа, праведного Судьи. А время получения – «оный день». День пришествия, день соединения Христа и церкви. Чтобы не выставлять себя выше всех, не подчеркивать своего превосходства, а было что подчеркивать, Апостол не забывает отметить, что этот венец получат все, которые возлюбили явление Христа, то есть те, кто ждет пришествие, кто к нему готовится, кто сохраняет свою жизнь для Спасителя и воздает Ему за подвиг на кресте плодами служения.

 «Постарайся придти ко мне скоро» (2Тим.4:9). После того, как Павел показывает себя чемпионом, сразу же говорит и о необходимой ему поддержке, словно подчеркивая, что он не сверх человек. Да если Христос нуждался в поддержке учеников в Гефсиманском саду, то тем более Его ученики. Не нужно из себя делать сверх человека, не нужно пренебрегать людьми, даже понимая их греховную природу лучше чем кто либо другой. Бог создал нас таким образом, чтобы мы нуждались друг в друге.

 «Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику, Крискент в Галатию, Тит в Далматию; один Лука со мною» (2Тим.4:10). Ап. Павел неоднократно вспоминает о Димасе, как верном сотруднике, Например: «Приветствует вас Лука, врач возлюбленный, и Димас» (Кол.4:14). Но, наступает момент проверки веры и Димас оказывается проигравшим. Он оставляет своего Учителя, с большой буквы и с учителя Павла. Очень точно указывается причина, когда Христос оставляется — любовь к нынешнему веку. Остался с Павлом один его врач возлюбленный Лука. Комментарии из отцов церкви по поводу остальных соратников Павла: «Крискент в Галатию, Тит в Далматию. «Этих он не укоряет; ибо Тит был один из весьма дивных мужей, так что Павел вручил ему церковные дела на острове не малом, но весьма большом, то есть Крите» (святой Златоуст). «Эти с его ведома и по его распоряжению отправились; почему он не говорит об них: оставили меня» (Экумений). «Они пошли, не потому что возлюбили нынешний век, но по делу, и, может быть, проповеди, или по другой какой нужде» (блаженный Феофилакт). «Они оба свободны от оного обвинения, потому что самим Апостолом посланы были для проповеди» (блаженный Феодорит). О Крискенте предание у Софрония сохранило, что он проповедывал в Галатии и Галлии. В Виенне (галльской) поставив епископом ученика своего Захарию, возвратился в Галатию и там мученически скончался, в царствование Траяна. Апостол из 70-ти. Память его 30 июля.—Блаженный Феодорит пишет: «Крискент в Галатию. Так Апостол назвал Галлию; так назывались они в древности; так и ныне именуют их знакомые с внешнею ученостию». О святом Тите смотри во введении в Послание к нему. Далматия и тогда была то же страна, что и ныне, и составляла часть Иллирии. До Иллирика досязала проповедь Апостола еще прежде первых уз (см.: Рим. 15, 19). Вероятно, во время вторых уз открылась потребность в тамошней Церкви во властных каких-либо распоряжениях,—и святой Павел послал туда для устроения дел святого Тита, исполнявшего уже подобное поручение в Крите.

«Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения» (2Тим.4:11). Златоуст по этому поводу пишет: ««Не для собственного успокоения требует он его, но для служения Евангелию. Ибо и в узах он не переставал проповедывать. И Тимофея он призывает к себе не для собственных нужд, но для благовествования, дабы между верующими не произошло никакого смятения по случаю его смерти, дабы многочисленные ученики его, присутствуя при этом, успокоивали смятения и утешали сетующих об его кончине; ибо между уверовавшими в Риме, вероятно, были мужи достопочтенные» (святой Златоуст)»

«Тихика я послал в Ефес» (2Тим.4:12). Тихик, по своему рождения, можно сказать, как местный, больше подходил на служение в крупной Ефесской церкви, чем Тимофей или Марк.

«Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные» (2Тим.4:13). Вот, что пишет Феофан Затворник: «Фелонь — верхняя одежда, по материи изменявшаяся, судя по времени года, по форме же одинаковая, защищавшая от пыли, дождя, сырости и холода. Отправясь в Македонию (см.: 1 Тим. 1, 3) и Ахаию, Апостол и в этот раз шел чрез Троаду и там у Карпа оставил лишнюю тяжесть, имея в мысли скоро воротиться, как предполагал (см.: 1 Тим. 3, 14). Но обстоятельства так сложились, что, вместо Ефеса, он должен был отправиться в Рим, как узник. Фелонь оказалась нужною. Он и наказывает принесть ее. О Карпе в Писании более не поминается. Если это тот же, что поминается 26 мая, то предание (Ипполит) говорит о нем, что он был ученик и спутник святого Павла, проповедывал слово Божие в Крите, где встретился и со святым Дионисием Ареопагитом, и во Фракии; скончался и погребен в Берии Фракийской. Из 70-ти».

   Книги в те времена были либо папирусными либо пергаментными. Конечно, пергаментные, то есть кожаные были гораздо дороже, а значит и боле важные записи в них заносились. Возможно, это были путевые заметки Павла, возможно Священные писания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *